Освоение Луны




Суббота
14.12.2019
13:19
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствуем Вас Гость
RSS
ГлавнаяРегистрацияВход
Категории каталога
История [7]
Рассматриваются: психотравмирующие факторы; отрицательные психогенные явления; преимущества психорегуляции "управление нервной системой" вместо методов аутотренинга.
Программа подготовки космонавтов [31]
Обучение управлению нервной системой. В образование входят следующие занятия: с первой по шестую лекцию – работа с умом; 7-8 – работа с индивидуальностью; 9-21 – знакомство и управление нервными сплетениями; 11 и 14 – правила безопасности; экзамен – метод оздоровления. Открываются новые горизонты - это нервная система, как третья сигнальная система и органы труда.
Университет Аллига Тэр [1]
Университетские курсы исследований для тех, кто любит, ищит правильные взаимоотношения с окружающим бытием, примиряет противоположные стороны, открывает звездные дороги и раскрывает потенциал человека.
Новые исследования [0]
Развитие конкретных схем взаимодействия Космос и Человек
Обзорные статьи [1]
Сжатое обозрение основных отраслей человеческого знания. В определение предмета (явления) ЧЕЛОВЕК выступает одним из эталонов Бытия.
Форма входа

Итоги исследований
Наш опрос
Готовы ли Вы стать лунным поселенцем?
Всего ответов: 224
Поиск
Карта города Alliga Ter


Реклама:
Статистика
Рассылки Subscribe.Ru
Освоение космоса


Человек: перспективы и ресурсы - управление нервной системой
2007 © В Рунете ресурс входит
TOП-50 научные общества
TOП-50 наука, психология


Главная » Космическая психология » История

Психофизическая переадаптация в Космосе
 
В связи с перечисленными психотравмирующими факторами и методами самовнушения (см. космические полеты и поселенцы) в космосе развиваются отрицательные психофизические явления, которые можно разделить на три группы: 1) барьерные и стартовые психические феномены, которые длятся от нескольких минут до нескольких суток; 2) психофизическая переадаптация, которая длится 5-20 суток и более; 3) психогенная тишина, которая проявляется при длительном пребывании в космосе. (Как пишет Г. Т. Береговой: "Я узнал лишь одно, что тишина не только простое отсутствие шумов и звуков; тишина — это одно из свойств существующей материи, свойство, которое может убивать.) 
 
  
2.2. психическая переадаптация в Космосе Психофизическая переадаптация в Космосе
 
Процесс психической переадаптации длится от 3 до 20 и более суток. Критериями переадаптации служат работоспособность, глубокий сон, система взаимоотношений в изолированной группе. Одной из характерных особенностей этого этапа является формирование новых функциональных систем, позволяющих верно отражать реальную действительность в изменившихся условиях жизни. Что же мы имеем в реальности и насколько помогает аутотренинг?
2.2.1. Восприятие пространства в космосе. Больший интерес представляли эксперименты на орбитальной станции «Салют», которые провели во время полета космонавты Г. Т. Добровольский и В. Н. Волков. Космонавты погибли, но записи сохранились. В дневнике В. Н. Волкова об этом эксперименте было записано: «Интересное наблюдение, связанное с оценкой пространственного тела в свободном парении с закрытыми глазами. Во-первых, оценка своего движения далеко отличается от той, что есть на самом деле. Мы с Жорой (Добровольским. — В. Л.} проделывали такой опыт. Я закрывал глаза и замирал, отпуская руки и освободив ноги от ремней. Мое всплывание и субъективное положение я комментировал... Большей частью все было наоборот».
Проведенные эксперименты позволили прийти к выводу, что в условиях невесомости ни один из органов чувств, кроме зрения, не позволяет правильно, адекватно соотносить положение тела в пространстве с окружающей обстановкой. Отсюда логично возник вопрос: насколько адекватно и каким образом может зрение обеспечить ориентацию человека в окружающем пространстве в условиях невесомости.
«Входишь в орбитальный отсек, — вспоминает А. С. Елисеев, - вроде там никого нет, а смотришь — сидит на потолке Хрунов и что-то записывает, причем в самых различных позах — головой вниз или головой вверх» (Четверо на орбите. С.132). Некоторые космонавты при длительных полетах отмечают изменения восприятия внутреннего пространства. В. И. Севастьянов после полета на орбитальной станции «Салют» рассказывал: «На Земле в силу постоянного ограничения земным притяжением понятие высоты стало для нас как бы синонимом трудности... В невесомости любой уровень высоты легко достижим. Маленький толчок — и ты подплыл к любым пультам, находящимся на различных уровнях «высоты», нырнул вниз и достал то, что нужно. Раскрепощение от необходимости учитывать и преодолевать силу тяжести способствует изменению понятия высоты, слиянию его с понятием глубины...» (Психологические проблемы космических полетов. С.30).
Таким образом, человек в состоянии невесомости, опираясь на зрительные восприятия, способен ориентироваться, т. е. соотносить положение своего тела с окружающей обстановкой.
Если в космическом корабле человек при помощи зрения соотносит положение своего тела в пространстве с геометрией помещения, то при выходе из корабля он сталкивается не только с безопорным состоянием, но и с малоориентированным («безориентированным») пространством. В этой ситуации пропадают все тактильные и мышечно-суставные ощущения, возникающие от прикосновения к отдельным деталям и площадям опоры в кабине. В открытом космическом пространстве нервные импульсы, идущие от мышечно-суставного аппарата и рецепторов кожи, не позволяют составить представление о пространственном отношении тела космонавта к окружающим его объектам. Следовательно, при выходе из корабля у человека «разрушается» психологическое представление о своем положении относительно кабины, основанное на зрительных, тактильных, мышечно-суставных ощущениях, и он должен перейти к совершенно новой ориентации, «опираясь» лишь на зрительное восприятие «плывущей» Земли, летящего корабля, звезд и Солнца. Все эти зрительно воспринимаемые объекты не дают возможности создать привычную для жизни на Земле систему координат, где четко воспринимаются «верх» и «низ», горизонталь и вертикаль. Вот почему главной задачей при выходе человека в открытый космос и осуществлении им широкого круга рабочих операций являлось изучение возможности ориентироваться в «безориентированном» пространстве. Кроме того, космонавт должен был охарактеризовать это пространство с субъективных позиций и оценить рациональность системы координат, разработанной во время тренировок.
В связи с новизной и сложностью задачи как в научно-техническом, так и в медицинском и психологическом плане подготовка к полету экипажа корабля «Восход-2» существенно отличалась от подготовки экипажей предшествующих кораблей. В целях обеспечения ориентации в открытом космосе В. и. Лебедевым и А. А. Леоновым была разработана система координат, в которой в качестве одного из опорных пунктов был взят корабль с его продольной и поперечной осями. В этой системе корабль как бы являлся «низом». В период подготовки к полету было создано несколько десятков схем, на которых отрабатывались всевозможные варианты определения положения космонавта в безопорном пространстве относительно корабля, Солнца и Земли. При специальных тренировках в самолете-лаборатории с макетом космического корабля уточнялось и закреплялось психологическое представление о том, что «низом» является корабль.
Приводим рассказ А. А. Леонова о выходе в «безориентированное» пространство во время космического полета: «Двигаться приходилось около корабля, летящего с космической скоростью над вращающейся Землей. Отходы от корабля осуществлялись спиной, а подходы — головой вперед с вытянутыми руками для предупреждения удара иллюминатора гермошлема о корабль или «распластавшись» над кораблем, как в свободном падении над Землей при парашютном прыжке. При движении ориентировался в пространстве на движущийся корабль и «стоящее» Солнце, которое было над головой или за спиной. При одном из отходов в результате неточного отталкивания от космического корабля произошла сложная закрутка вокруг поперечной и продольной оси тела. Перед глазами стали проплывать немигающие звезды на фоне темно-фиолетового с переходом в бархатную черноту бездонного неба... Во время вращения, хотя корабля и не было видно, представление о местоположении сохранилось полностью и дезориентации не наблюдалось. Для того чтобы каждый момент помнить, где находится корабль (когда он не виден), мне приходилось вести как бы мысленную прокладку своего маршрута, учитывая, под каким углом отошел от корабля, на сколько градусов развернулся. В комплекс психологических представлений, обеспечивающих ориентировку, входило и образное представление геометрических взаимоотношений между видимыми в данный момент светилами (звездами и Солнцем), Землей и невидимым кораблем. Хорошим ориентиром являлся также фал, когда он был полностью натянутым. Следует отметить, что, несмотря на многочисленные тренировки, полной автоматизации координатных представлений о пространстве, в которой низ — корабль, не произошло. Однако предложенный способ ориентации позволил выполнить все поставленные передо мной задачи». (Леонов А. А., Лебедев В. И. Психологические особенности деятельности космонавтов. С.99—100)
Американская программа «Джемини» продолжала начатые в Советском Союзе исследования возможностей деятельности человека в открытом космосе. Первым из американских астронавтов, вышедших в открытый космос, был Д. Уайт. Во время полета «Джемини-4» он трижды делал выход, когда корабль пролетал над освещенной стороной Земли. Уайтом было апробировано ручное реактивное устройство стабилизации тела в пространстве, работающее на сжатом воздухе. Астронавт отметил затруднения ориентации в «безориентированном» пространстве. Задачей астронавта Сернана во время полета «Джемини-9» было маневрирование в открытом космосе при помощи ранцевой установки, которая могла поддерживать заданное положение тела в пространстве автоматически или же управляться вручную. Он также отметил затруднения в ориентации в «безориентированном» пространстве и преждевременно прекратил эксперимент из-за перегревания тела и запотевания иллюминатора гермошлема.
Наблюдения и исследования показали, что при отсутствии фала и навигационных приборов ориентация в открытом безопорном пространстве, осуществляемая лишь с помощью зрения, чрезвычайно затруднена. Вот почему сегодня во время выхода в открытый космос из орбитальных станций для проведения ремонтных операций, замены научного оборудования и т. д. космонавты и астронавты не отрываются от наружной обшивки летательных космических аппаратов, а перемещаются с помощью рук по специальным поручням. Для освобождения рук при проведении монтажных операций приходится с помощью специальных устройств фиксировать себя к рабочему месту. Из приведенных экспериментальных данных и самонаблюдений космонавтов следует, что в условиях невесомости между анализаторами возникает иное соотношение, чем на Земле. Основное значение приобретает зрение, тактильные и мышечно-суставные ощущения и меньшее — сигнализация со стороны отолитового прибора. Эта новая функциональная система анализаторов позволяет обеспечить ориентацию человека в космическом пространстве.
Таким образом, в открытом космосе чрезвычайно сужается прием внешней информации, а методы аутотренинга не дают хотя бы приближение к решению данных отрицательны психогенных явлений. Напомню, что в рамках управления нервной системой, последнюю можно использовать как третью сигнальную систему. Это значит появление дополнительных каналов психофизического восприятия.
2.2.2. Зрительные парадоксы. Исследования, проведенные как зарубежными, так и советскими исследователями, показали, что в условиях космического полета несколько падает острота зрения и ухудшаются другие функции зрительного анализатора. В свете этих данных парадоксально выглядели сообщения некоторых космонавтов и астронавтов о том, что они видели на Земле объекты (автомобили, корабли, самолеты, дома и т.д.), для восприятия которых разрешающая способность глаза должна была бы возрасти в 30—60 раз. Так, совершая свой первый орбитальный полет в 1962 г., астронавт Купер сообщил, что он видел невооруженным глазом дома, паровоз и ряд других объектов. Из сообщений американской печати следовало, что у Купера в результате одиночества и воздействия невесомости развились зрительные галлюцинации. Затем аналогичные зрительные феномены стали появляться у других астронавтов и космонавтов. Например, астронавт Конрад видел самолеты в воздухе. В. И. Севастьянов рассказывал после полета: «Когда облачность отступает, видишь серую либо «стальную» поверхность, сморщенную морскими волнами. Я и сейчас помню идущий в океане корабль. Это было так неожиданно — встретить на поверхности огромной массы воды одинокое судно» (Севастьянов В. И. Дневник над облаками. С.27).
Приводится гипотеза, согласно которой в атмосфере Земли из воздушных масс образуются своеобразные «линзы», как, например, при миражах, увеличивающие разрешающую способность глаза. Если принять эту гипотезу, то как тогда объяснить наблюдения астронавта Коллинза, который с лунной орбиты «видел» третью ступень ракеты корабля «Аполлон», вращающуюся по земной орбите?
В 1928 г. большая группа летчиков приняла участие в спасении экипажа дирижабля «Италия», потерпевшего аварию в полярных пустынях Арктики. Шведский летчик Лудобор во время полета отчетливо увидел сидящего на снегу человека. «...Но мне не пришло в голову,— рассказывает Лудобор,— что, если бы это был человек, он, конечно, махал бы мне чем-нибудь. Я тотчас снизился, но фигура внезапно расплылась».
Было опрошено 27 летчиков вертолетной авиации, не раз принимавших участие в поиске и спасении людей в различных ситуациях (рыбаков, с оторвавшейся льдиной унесенных в открытое море; охотников, заблудившихся в степи и тундре; моряков, потерпевших кораблекрушение; жителей деревень и поселков, затопленных наводнением, и т. д.). Восемнадцати из них приходилось совершенно отчетливо принимать различные предметы за людей. При снижении они убеждались в иллюзорности этих восприятий. В условиях космического полета воспринимаемые раздражения с недостаточной информативной характеристикой не могут быть уточнены в процессе деятельности. Выработанный и закрепленный на практике баланс соотношения центрального и периферического компонентов восприятия нарушается вследствие крайней ограниченности периферического звена восприятия (ощущения). Таким образом, не корректируемые подтверждающими дополнительными сигналами представления отождествляются с образом предполагаемого объекта, что и приводит человека к уверенности в подлинности восприятия.
Можно выделить несколько объяснений возникновения неадекватного отражения:
1 Экстериоризация (от лат. exterior — наружный, внешний) — порождение внешних действий на основе преобразования внутренних структур психической деятельности человека. В условиях, когда раздражители внешней среды дают только первоначальный толчок для восприятия, а дальше процесс протекает без возможности уточнения деталей объекта, адекватность или неадекватность распознавания зависит от жизненного опыта человека, его профессиональной деятельности, установки и пристрастности. В ряде случаев возникший образ может не соответствовать реальному объекту, но субъективно отождествляться с ним, причем у человека появляется убежденность в подлинности воспринятого. По своей психологической сущности подобные иллюзии близко примыкают к так называемым интерпретационным феноменам.
2. В возникновении иллюзий при восприятии раздражителей с недостаточной информативной характеристикой четко прослеживается влияние «пристрастности» субъекта. Приведем пример, испытуемый С. среди голосов, проникающих в сурдокамеру из аппаратной, чаще всего «узнавал» голос одной лаборантки— девушки с весьма привлекательной внешностью, обладавшей своеобразным оттенком голоса. Этой лаборантки в аппаратной на протяжении всего эксперимента ни разу не было. Но в период подготовки к опыту она в течение часа находилась в лаборатории и произвела определенное впечатление на испытуемого. Во время эксперимента он часто вспоминал эту девушку и решил познакомиться с ней по выходе из сурдокамеры. Видимо, это и послужило причиной того, что испытуемый слышал именно ее голос. Что же касается летчиков, совершавших полеты с целью поиска и спасения людей, а также членов экипажа «Красина», то у них, несомненно, было страстное желание разыскать их и оказать им помощь. Поэтому аффективное состояние при наличии какой-либо потребности (в широком смысле) создает установку, способную иллюзорно исказить воспринимаемые объекты, подтверждается не только многочисленными наблюдениями из жизни (например, случай, когда охотник в выбежавшей из кустов девочке отчетливо «увидел» кабана и выстрелил).
3. Обманчивость суждений. В необычных условиях существования мы нередко сталкиваемся с ситуациями, когда четко воспринятые объекты, явления и информация нуждаются в раскрытии их сущности. Примером может служить ход рассуждений Г. С. Титова при встрече со светящимися частицами во время космического полета. Приводим извлечения из его отчета: «Выйдя из затемненной части Земли во время первого витка, я увидел, что корабль окружен светящимися частицами. Мне казалось, что я очень медленно перемещаюсь сквозь них. Вы помните, было сообщение, что американцы в космос выбросили «иголки» и создали из них «пояс» вокруг Земли. Сначала я подумал, что это иголки. Время от времени отдельные частицы приближались к иллюминатору, и я поближе рассмотрел их. Когда они попадали в тень корабля, то переставали светиться. Частицы становились белыми и напоминали снежинки. Внезапно в голову пришла другая мысль, что это кристаллы, образовавшиеся из газов при работе двигателей ориентации. Когда в соответствии с программой я включил ручное управление, количество их вокруг корабля не увеличилось. Я убедился, что они не кристаллизуются из истекающих газов системы ориентации. У меня создалось впечатление, что вокруг корабля образуется поле частиц, но, какого они происхождения, я выяснить не смог. Считаю, что в последую-143щих полетах необходимо провести специальные исследования по выявлению природы частиц». (Светящиеся частицы тепер^ называются «эффектом Глена», так как первая публикация и описание этого явления появились сразу же после полета корабля «Меркурий-3».)
Из приведенного отчета видно, как Г. С. Титов выдвигал различные гипотезы о происхождении частиц и стремился их проверить путем логических рассуждений и экспериментов. То он включал систему ориентации, то наблюдал частицы с «противоположной стороны» и т. д. Использовав полностью наличную информацию, трезво разграничив известное от неизвестного, он ограничился только констатацией факта и пришел к выводу, что для окончательного решения вопроса о сущности встреченного им явления необходимо выдвижение новых гипотез и применение в последующих полетах экспериментальных методов.
Такую тактику познавательной деятельности мы наблюдаем и у ряда испытуемых во время проверки их нервно-психической устойчивости в условиях сурдокамеры. При этом испытуемые первой группы рационализировали программу эксперимента, были наблюдательны и инициативны. Продуктивность познавательной деятельности проявлялась в выдвижении ими большого количества гипотез при анализе явлений с недостаточной информативностью; объективность — в широте раскрытия ситуации, в четкой логической связи между суждениями, в способности вероятностно оценивать происходящие 144 события, в полноте использования наличной информации. Так, один из испытуемых, восприняв толчки по амортизационной системе сурдокамеры, вызванные земляными работами вблизи лабораторного корпуса, предложил ряд гипотез для объяснения этих явлений. По одной из них толчки могли быть объяснены танцами в соседних комнатах по случаю юбилейной даты, приходившейся на этот день. Однако из-за отсутствия дополнительных факторов, подтверждающих эту гипотезу, она не была им принята как окончательная.
Таким образом, отсутствие возможности уточнить переданную на борт корабля информацию в ряде случаев приводило космонавтов не только к ошибочным умозаключениям, но и к неправильным действиям. Так, во время полета корабля «Союз-7» в один из сеансов связи, рассказывает А. В. Филипченко, «возникла необходимость уточнить одну деталь относительно разориентирования гироскопов, чтобы застабилизи-ровать корабль. Но время моей связи истекло, и в диалог с Землей включился другой корабль. Я попытался через него разрешить свои сомнения, но ничего не получилось. Перечитал еще раз текст радиограммы и решил выполнять маневр корабля... Когда пришли в зону связи и стали докладывать Центру управления полетами о совершенном маневре, Земля сказала, что мы поступили неправильно, что нужно было... уточнить детали, а потом деист-148вовать. Это был трудный и досадный момент в полете, когда я узнал, что допустил ошибку».
Появлению интерпретационных феноменов наряду с отсутствием возможности получения дополнительной информации способствуют следующие факторы. Во-первых, личностная значимость подаваемой информации: чем она выше, тем больше психическая активность испытуемого направлена на обдумывание полученной информации. Во-вторых, индивидуально-психологические особенности личности: отсутствие должной критичности, самокритичности; неумение вероятностно мыслить, отбирая и сопоставляя информацию при ее недостатке; неумение определить степень вероятности выдвинутой гипотезы и отбросить гипотезу, не имеющую достаточного обоснования; отсутствие мужества принять возможность «неясного варианта», разрешение которого требует времени, терпения и дополнительной информации.
Таким образом, неадекватное отражение, являющееся следствием преодоления человеком информационной недостаточности в необычных условиях, по мере усложнения его деятельности переходит от чувственного (первосигнального) уровня к интерпретационно-мыслительному (второсигнальному), порождая интерпретационные феномены. Можно сделать вывод, что аутотренинг не решает проблему возникновения иллюзий в Космосе.
 
Категория: История | Добавил: ligaspace (25.12.2007)

 



 
 
История 
 
 
 
Программа подготовки космонавтов (астронавтов) 
 

ВЫПУСКНОЙ ЭКЗАМЕН: метод ДОЛГОЛЕТИЯ

 

Просмотров: 2764 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Прочитайте пожелания про защиту прав интеллектуальной собственности